Дмитрий Браславский. Паутина Лайгаша




Пролог.

Ворон покосился на меня черным блестящим глазом и придвинулся еще на один шаг. Ничего, недолго тебе ждать: из этой передряги мне, пожалуй, не выбраться.
Разжав пальцы, я выпустил ребристую рукоять меча: драться было уже не с кем.
Клинок обиженно зазвенел по старым выщербленным камням.
Настоящий герой был бы просто обязан произнести ему вслед хоть какое, хоть плохонькое и косноязычное, но напутствие. Что-нибудь вроде: "Ты славно служил мне, мой меч, так обрети же себе достойного хозяина!".
Только к чему? В герои я никогда не рвался, да и геройствовать сейчас было не перед кем. Улочка совершенно пуста; в лучшем случае мою напыщенную речь услышали бы глухие стены домов, гниющие в канаве отбросы да шесть тел, успевших основательно испачкать кровью и без того не слишком чистую мостовую.
Грамотная засада. Разве что несколько самонадеянная: взяли бы с собой одного-двух магов, глядишь, остались бы живы. Не все, конечно.
Ворон нерешительно, как-то даже бочком приблизился и нахально попытался клюнуть меня в левый глаз. Я бы на его месте не торопился.
Застонав, я с трудом пошевелился. Негодующе захлопав крыльями, нетерпеливая птица отлетела в сторону. На этот раз недалеко: ворон с достоинством обосновался на пропитанном кровью плаще лежавшего рядом эльфа.
Это его удар был последним. Хитрый удар, необычный, надо бы запомнить.
Я улыбнулся: четверть часа бы протянуть, какие уж тут эльфийские хитрости.
Ворон совсем не по-птичьи задрал голову к небу и громко закричал. Раз, другой...
Открыв глаза, я не сразу осознал, что меня разбудило. Осталось напряжение, предчувствие близкой смерти. И ощущение какой-то неправильности, словно не могло все это со мной произойти, ну никак не могло!
Ворон, любимое воплощение моего бога, обернулся во сне против меня. Вроде как я еще не в том возрасте, чтобы к толкователям снов обращаться. Но тревожит что-то - крутит, не отпускает... И приснится же!
Громкий крик ворона заставил меня вздрогнуть. Так вот откуда этот дурацкий сон... Вольно ж мне было с вечера защиту ставить. Уж здесь-то, в монастыре, можно было бы и не опасаться сюрпризов.
Можно, конечно. Только это из тех привычек, с которыми мне решительно не хотелось расставаться.
Интересно, кто это среди ночи вздумал меня навестить? Настоятель, конечно, знает, что я поздно ложусь, но не настолько же!
Коснувшись медальона, я снял защиту с двери и повернулся так, чтобы не выпускать ее из виду. Если это Стеарис, вряд ли стоит испепелить старика всего за пару лет до того, как Орден предоставит ему поместье и пожизненный пенсион. А если нет, будем считать, что Ворон меня предупредил.
Дверь тихонечко приоткрылась и сразу же испуганно захлопнулась вновь.
- Спит, - раздался разочарованный голос настоятеля. - Ты точно уверен, что своими силами нам не справиться?
Похоже, у старика возникли проблемы посерьезнее бессонницы.
- Входите, входите, почтенный Стеарис, - как можно более доброжелательно произнес я, садясь на кровати. И, не удержавшись, добавил: - Все равно вы меня уже разбудили.
Дверь распахнулась. Э, да тут целая процессия: настоятель, Арантар - главный маг монастыря, несколько воинов с факелами, заспанные монахи...
- Я искренне прошу прощения, монсеньер...
Кажется, дело серьезное: Стеарис не только встревожен, но и напуган. Эх, не иначе как Беральду удалось бежать!
- Пустое! - сложив руки лодочкой, я поймал слабый луч лунного света, заглянувший в узкое окошко кельи, и подбросил его к потолку.
Комната осветилась. Вышло в самый раз: и глаза спросонья не режет, и каждый уголок как на ладони.
Лишь теперь стало видно, насколько Стеарис бледен. Вернее, даже сероват. Старика можно понять: стоило иерарху оказаться в его монастыре, как тут же начались сюрпризы. А в синклите найдется кому его подтолкнуть, если с горки покатится.
- Можете погасить факелы!
Я уже закончил одеваться, а Стеарис все не решался сказать, что привело его ко мне часов в пять утра. Или даже раньше.
- Монсеньер, - не выдержал наконец Арантар. - Графу помогли бежать. Их немного, меньше десятка. Но...
Он перевел взгляд на Стеариса, но тот продолжал молчать, нервно теребя складки своего одеяния.
- Но вам так и не удалось их остановить?
Арантар кивнул.
А чародей-то молодец. В монастыре, да еще в присутствии настоятеля, магу лезть вперед с докладом совсем уж не по рангу, но, видно, тоже понимает, что из Стеариса сейчас собеседник, как из меня белошвейка.
- Помоги! - приказал я ближайшему воину и потянулся к доспеху.
Едва не зашибив настоятеля, воин с грохотом уронил алебарду, густо покраснел, бросился ее поднимать, махнул рукой, поймал полубезумный взгляд Стеариса, метнулся обратно...
Тяжело вздохнув, я сам принялся застегивать ремешки доспеха. Стеарис-то, помнится, из низов. Ранг получить никакая протекция не поможет, тут все от таланта да от Ворона зависит, а вот с тепленькими местечками дело другое: как синклит решит, так и будет. Да, не повезло старику...
- Хотите что-нибудь добавить, почтеннейший?
Молчит. Ладно, не маленький, придет в себя - заговорит. Наверняка ведь до последнего дотягивал, побеспокоить меня боялся!
Проклиная всю эту толпу за излишнюю деликатность, я подошел к массивному дубовому столу в самом темном углу кельи - надо же умудриться так стол поставить - и жестом подозвал настоятеля. Двигался тот как только что сотворенный голем, а ноги у него, по-моему, и вовсе сгибаться перестали.
- Ну, что тут у вас...
Небольшой хрустальный шар на резной деревянной подставке с готовностью засветился изнутри, и Стеарис деликатно отвел взгляд.
Я склонился над шаром.
- Сильвен Беральд!
Шар на мгновение затуманился, и я взглянул прямо в счастливые глаза господина графа. Совсем без Императора распоясались - скоро каждый пригорок графством объявят, а болото - герцогством.
Движение руки - и шар показал его спутников: гном, двое эльфов...
- Ну-ка, ну-ка!
Один из эльфов действительно лунный... Любопытно. Так, рядом с гномом девушка, со спины ничего, но хотелось бы и в лицо взглянуть. А то знаем мы их, этих валькирий. Паренек лет двадцати - лекарем, что ли, озаботились? И вряд ли они без мага... Ага, вот и мессир чародей. Тоже, прямо скажем, не стар. Зато смел - длинное одеяние, потертая холщовая сумка через плечо - не ошибешься. Первая стрела в такого и пойдет.
- Всего шестеро? - я обернулся к настоятелю. Тот виновато опустил глаза.
- Только что до нас добрался человек из лагеря барона. Крайт... Крайт нанял талиссу, - наконец вымолвил Стеарис.
Ну вот, теперь, кажется, картина слегка прояснилась. Стеарис-то, конечно, рассчитывал справиться своими силами. И в самом деле, кому придет в голову разбудить среди ночи прибывшего на пару дней иерарха, чтобы сообщить, что на монастырь, охраняемый полутора сотнями воинов, напали шестеро смельчаков. Вернее, шестеро сумасшедших.
Для талиссы это тоже, пожалуй, слишком. Но тут старик бы, конечно, подстраховался.
- Где они сейчас?
Арантар неслышно подошел поближе и прищурился, вглядываясь в шар.
- Это... Копье Орробы, поздно!
Но я и сам видел, как гном откинул крышку люка, умело скрытую дерном от посторонних глаз. Они были далеко за пределами монастыря.
В этот момент девушка обернулась, и на ее груди сверкнул медальон с оскаленной пастью тигра. Жрица. Да еще поклоняющаяся Темесу, богу войны. Вот уж не думал, что тот пойдет против Ворона. Или жрица действует сама по себе? Надо бы не забыть проверить.
А она ничего, симпатичная...
- Прикажете снарядить погоню, монсеньер? - маг даже не поинтересовался мнением Стеариса. Оно и понятно.
- Как скоро они окажутся в лагере барона?
- Примерно через полчаса. Но там такой лес, что верхом никак.
А чародей неплох, ни единого лишнего слова. И он, и я понимаем, что даже если бросить воинов в погоню прямо сейчас...
Хотя... В этом есть и свои плюсы. В Агарме мне как-то пришлось ночевать у одного костра с талиссой Гьенари, но тогда меня больше беспокоили банды Куниц, чем талиссы - что бы они из себя ни представляли. Под Соргом мне довелось наблюдать, как гибла талисса Бессмертного Легата. Красиво гибла, ничего не скажешь. Когда коннетаблю, наконец, удалось к ней пробиться...
- Монсеньер, - Стеарис робко дотронулся до моей руки.
На старика было просто больно смотреть. И так бедняга звезд с неба не хватал, а уж теперь о карьере можно будет и вовсе позабыть. Если синклит вообще не лишит его сана.
- Погони не будет. Проверьте воинов: там, где проходит талисса, можно не досчитаться многих. И готовьтесь к штурму - не сомневаюсь, что уж теперь-то граф точно поверит в свою неуязвимость.
А у меня, добавил я мысленно, в кои-то веки появится возможность понаблюдать за талиссой. Проблема не в Беральде; своим освобождением он, конечно, не способен подорвать престиж Ордена. А вот если мне удастся разобраться, в чем сила талиссы...
- Еще раз прошу прощения, монсеньер... - голос настоятеля дрожал.
- Я сам займусь этим делом, Стеарис, - называть его после всего случившегося "почтеннейшим" язык не поворачивался. - И, клянусь Вороном, эта талисса от меня не уйдет.



далее: Глава I >>

Дмитрий Браславский. Паутина Лайгаша
   Глава I
   Глава II
   Глава III
   Глава IV
   Глава V
   Глава VI
   Глава VII
   Глава VIII
   Глава IX
   Глава X
   Глава XI
   Глава XII
   Глава XIII
   Глава XIV
   Глава XV
   Глава XVI
   Глава XVII
   Глава XVIII
   Глава XIX
   Глава XX
   Глава XXI
   Глава XXII
   Глава XXIII
   Глава XXIV
   Глава XXV
   Глава XXVI
   Глава XXVII
   Глава XXVIII
   Глава XXIX
   Глава XXX
   Глава XXXI
   Глава XXXII
   Глава XXXIII
   Глава XXXIV
   Глава XXXV
   Глава XXXVI
   Глава XXXVII
   Глава XXXVIII
   Глава XXXIX
   Глава XL
   Глава XLI